20.12.18
Таракан сидит в стакане,
Ножку рыжую сосет.
Он попался. Он в капкане.
И теперь он казни ждет.

Он печальными глазами
На диван бросает взгляд,
Где с ножами, с топорами
Вивисекторы сидят.

У стола лекпом хлопочет,
Инструменты протирая,
И под нос себе бормочет
Песню «Тройка удалая».

Трудно думать обезьяне,
Мыслей нет – она поет.
Таракан сидит в стакане,
Ножку рыжую сосет.

Таракан к стеклу прижался
И глядит едва дыша...
Он бы смерти не боялся,
Если б знал, что есть душа.

Но наука доказала,
Что душа не существует,
Что печенка, кости, сало –
Вот что душу образует.

Есть всего лишь сочлененья,
А потом соединенья.

Против выводов науки
Невозможно устоять.
Таракан, сжимая руки,
Приготовился страдать.

Вот палач к нему подходит,
И, ощупав ему грудь,
Он под ребрами находит
То, что следует проткнуть.

И проткнувши, набок валит
Таракана, как свинью.
Громко ржет и зубы скалит,
Уподобленный коню.

И тогда к нему толпою
Вивисекторы спешат.
Кто щипцами, кто рукою
Таракана потрошат.

Сто четыре инструмента
Рвут на части пациента.
От увечий и от ран
Помирает таракан.

Он внезапно холодеет,
Его веки не дрожат...
Тут опомнились злодеи
И попятились назад.

Все в прошедшем – боль, невзгоды.
Нету больше ничего.
И подпочвенные воды
Вытекают из него.

Там, в щели большого шкапа,
Всеми кинутый, один,
Сын лепечет: «Папа, папа!»
Бедный сын!

Но отец его не слышит,
Потому что он не дышит.

И стоит над ним лохматый
Вивисектор удалой,
Безобразный, волосатый,
Со щипцами и пилой.

Ты, подлец, носящий брюки,
Знай, что мертвый таракан –
Это мученик науки,
А не просто таракан.

Сторож грубою рукою
Из окна его швырнет,
И во двор вниз головою
Наш голубчик упадет.

На затоптанной дорожке
Возле самого крыльца
Будет он, задравши ножки,
Ждать печального конца.

Его косточки сухие
Будет дождик поливать
Его глазки голубые
Будет курица клевать.
—Н. Олейников - Таракан 
Приятен вид тетради клетчатой:
В ней нуль могучий помещен,
А рядом нолик искалеченный
Стоит, как маленький лимон.

О вы, нули мои и нолики,
Я вас любил, я вас люблю!
Скорей лечитесь, меланхолики,
Прикосновением к нулю!

Нули - целебные кружочки,
Они врачи и фельдшера,
Без них больной кричит от почки,
А с ними он кричит «ура».

Когда умру, то не кладите,
Не покупайте мне венок,
А лучше нолик положите
На мой печальный бугорок.
—Н. Олейников
17.12.18
Прокрякала Утка: - Мой друг Кенгуру,
Какой же ты сильный и ловкий!
Ты скачешь и в холод, и в дождь, и в жару,
Не зная в пути остановки.
А мне надоел этот илистый пруд,
Где жалкие слизни и жабы живут.
Неужто я, света не видя, умру?
Возьми меня в путь, Кенгуру!

Тебя я не буду тревожить никак, -
Добавила вкрадчиво Утка, -
Я буду молчать и скажу только "кряк",
Коль станет особенно жутко.
Увижу я бурного моря прибой
И чаек свободных игру...
Возьми же меня поскорее с собой,
Любезнейший Кенгуру!

- Мне надо, - промолвил в ответ Кенгуру,
Обдумать твое предложенье.
Быть может, оно нам послужит к добру,
Но есть и одно возраженье:
Меня ты прости, но учесть мы должны,
Что лапки твои чересчур холодны,
И если схвачу ревматизм,
То это не будет сюрпризом!
Прокрякала Утка: - О нет, пустяки!
Я знала, что очень ты зябкий,
И, видишь, надела тройные носки
Из шерсти и пуха на лапки.
Купила и плащ, чтоб не стыть на ветру
Ни мне, ни тебе, Кенгуру!

- Ну что ж, я готов тебя в спутницы взять.
Смотри, как луна чиста!..
Но чтоб равновесья в пути не терять,
Садись-ка на кончик хвоста.

И вот они оба пустились в галоп
Вдоль горных дорожек и вьющихся троп,
По желтым пескам и лесному ковру -
Утка и Кенгуру.
—Эдвард Лир
16.12.18
14.12.18

Люболь

bryuzgzhalo:

- вы сюда погрустить пришли или повеселиться

- погруститься

 

13.12.18
на работе ходит легенда про парня, под которым сломался стул во время разговора, но у него даже голос не дрогнул. герой нашего офиса, не удивлюсь, если после этого ему сразу дали повышение.
12.12.18

no, i'm not obsessive-compulsive, i just like to wash my hands

поняла, чем мне нравится работа. каждый звонок - это маленькая детектиная история. каждая проблема клиента - это труп, и надо правильно опросить свидетеля, чтобы понять, кто убийца. потом есть куча информации, которую нужно сообщить в разных случаях - десятки алгоритмов, запускающиеся в голове одновременно. очень круто завершить звонок и понять, что ничего не забыла. еще, конечно, мне определенно нравится разбираться в феерической ебатне, которая нигде не пригодится, кроме работы. и мне нравится, когда люди смягчаются, если я ласково с ними разговариваю. мне не нравится только зарплата и моменты, когда я злюсь из-за клиентов.

- мне не понравился "волк с уолл-стрит", не знаю, я давно смотрела, может, в плохом настроении была
- может тебе не нравятся наркотики, такое все?
- ну вообще кино мне нравится
- все вы питерцы так отвечаете на вопросы
06.12.18

(via chmo)

(via lolaaaabanny)

01.12.18

Когда люди узнают про моё образование и опыт работы, часто говорят, что я могла бы преподавать английский и хорошо на этом зарабатывать. Да, могла бы. Ещё я могла бы носить жёлтые штаны, никогда не стричь ногти, пересечь Индийский океан на байдарке и стать гражданкой Зимбабве, но я этого не делаю, потому что всё это уже свершено мною в параллельных вселенных, а в этой я отдыхаю.

Я не злюсь, когда так говорят, я ценю, что люди желают мне успеха. Ну, может, немножко злюсь, но я не права.

А вообще вселенных много, но неизменно в них всех одно - президент Российской Федерации.

семечка №3

- нажали? - нажмала
28.11.18
«Жизнь это море, судьба это ветер, а человек это корабль. И как хороший рулевой может использовать противный ветер и даже идти против ветра, не меняя курса, так и умный человек может использовать удары судьбы и с каждым ударом приближаться к своей цели.

Пример: Человек хотел стать оратором, а судьба отрезала ему язык, и человек онемел. Но он не сдался, а научился показывать дощечки с фразами, написанными большими буквами, и при этом, где нужно, рычать, а, где нужно, подвывать, и этим воздействовать на слушателей еще более, чем это можно было сделать обыкновенной речью».
—Д. Хармс, 1937
Одной из самых любимых их выдумок были «подкидыши». Алиса Ивановна мастерила их вместе с Хармсом из бумаги, ваты, иногда использовались небольшие куклы. В течение двух лет этими «подкидышами» они преследовали общего знакомого — музыканта, профессора консерватории. «Подкидыши» передавались ему, завернутые в ноты, через проходную консерватории, подбрасывались ему к двери квартиры, в которой он жил, засовывались в его галоши, почтовый ящик, а в пакет вкладывалась записочка типа: «Береги дитя нашей любви. Твоя Зизи». Такие «сюрпризы» готовились профессору чуть ли не к каждому его концерту (однажды он развернул ноты уже на сцене, и «подкидыши» упали на пол на виду у всего зала). Но однажды смастерить ничего не успели, и Хармс с Порет стали собирать сосульки. Затем Хармс прошел в артистическую и стал просить профессора выписать ему пропуск на концерт — он якобы потерял билет. Пока профессор писал пропуск, Хармс незаметно опускал ему сосульки в карманы сюртука, а затем со всеми наивозможными поклонами, извинениями и реверансами ушел. Последствия наблюдал весь зал: музыкант «потек» прямо во время концерта, но обнаружил ручей, только когда подошел к рампе кланяться. Хармс чуть ли не силой удержал Порет, которая при виде такой сцены хотела вскочить и убежать…