01.07.18
30.06.18

В июле 1976 года, несколько дней спустя после концерта американской панк-группы The Ramones в Roundhouse (Лондон), 19-летний Марк Перри создал выпуск #1 журнала Sniffin' Glue - первого журнала о панке. В качестве названия Перри использовал фразу из песни the Ramones 'Now I Wanna Sniff Some Glue', также он составил отзывы о the Ramones, Blue Oyster Cult и других группах. 

В выпуске журнала Q за 2002 год Перри вспоминал: "Первый выпуск я сделал целиком из того, что было в моей комнате. У меня была детская печатная машинка и фломастер, поэтому первый выпуск выглядит так, как выглядит. Я думал, это будет единственный выпуск. Когда я шел с ним в магазин, то думал, что, очень даже вероятно, там посмеются надо мной, но вместо этого меня спросили: "Сколько еще у тебя есть?". Насколько я помню, моя девушка сняла двадцать копий на копире у себя на работе, и в магазине купили все двадцать. А потом они ссудили нам немного денег, чтоб напечатать ещё".

Перри создал еще 14 выпусков этого культового документа панк-движения.

Г. С.

силой сильною бесом бесишься,

думой думною не покоишься,

любим большой любовию

да родим малой долею,

за смертью гонишься

могилой упокоишься.

 

не догнать за чем носишься

не прогнать с чего бесишься,

не роняя достоинства

подворотне поклонишься.

 

уйдешь раньше написанного, 

я на столбике каменном

сочиню эпитафию

сердцем израненным:

 

"пути гнал ворованные.

зажигая, сгорал.

есть в люльке ангелом целованные, его же чёрт поцеловал".

28.06.18
ей вообще надо было в следователи идти. она может заметить, если предмет на столе передвинули. дело «сиги в подкладке сумки» мой детектив шимпански раскусила, как орешек. я вообще старалась зайти и выйти из комнаты так, чтобы ничего не передвинуть, потому что ее гнев могло вызвать все, что угодно. я запоминала, как изначально стояли вещи, перед тем, как что-то взять. сейчас я уже так не умею, но ящики вот заметила. у нее дома вообще страшно было. там ворсистый бежевый ковер, проведешь ногой - остается след. и она все время говорила, что я шаркаю и порчу ее ковер. и я по нему ходила на цыпочках, но это не помогало, конечно. а еще у нее там круглый стол, а на столе скатерть, а на скатерти клееночные белые салфетки. и правильно есть строго над этой салфеткой. и если крошка упадет на скатерть или, не дай бог, на пол, то всё, у нее истерика.
какая же моя тетка ебнутая. когда я ухожу из дома, она заходит в мою комнату, лазит в ящики (не задвинула обратно), пшикает своими духами. зачем пшикает? если спрошу, то уверена, что услышу, будто у меня сигаретами пахнет. но дело в том, что я курю сенатор, они не пахнут, из коридора уж точно не слышно. и это при том, что она с нами не живет, а приходит к бабушке с дедушкой пару раз в неделю. пока я была в китае, она постелила в моей комнате обратно старый ковер, который я хотела выкинуть, но не дали, поэтому он стоял в коридоре. когда мне было 11-15 она приходила чаще и иногда оставалась у нас ночевать. при этом она спала в моей комнате, а я должна была спать в бабушкиной, причем с бабушкой, хотя у бабушки в комнате есть вторая кровать. мне было тогда тяжело засыпать, в своей комнате я обычно читала, но в бабушкиной нельзя было включать свет, и я лежала и слушала музыку на минимальной громкости в наушниках. и как-то раз она пришла и сказала мне выключить, якобы ей из соседней комнаты слышно и мешает спать, хотя это невозможно. раньше она была со мной очень грубой, особенно пока не объявился папка, и я просила карманные деньги у нее. чаще всего она говорила фразу: «говно ты сраное». ну потом стало получше, щас она вообще со мной милая дохуя. но я знаю, что ее надо держать на расстоянии вытянутой руки, потому что после любого проявления неформального общения, она сразу начнет ебать мозг. короче, мне было в кого ебануться.
27.06.18
В лесу над рекой жила фея,
В реке она часто купалась;
Но раз, позабыв осторожность,
В рыбацкие сети попалась.

Ее рыбаки испугались...
Но был с ними юноша Марко;
Схватил он красавицу фею
И стал целовать ее жарко.

А фея, как гибкая ветка,
В могучих руках извивалась,
Да в Марковы очи глядела
И тихо чему-то смеялась. .

Весь день она Марко ласкала,
А как только ночь наступила —
Пропала веселая фея,—
У Марко душа загрустила ..

И дни ходит Марко и ночи
В лесу над рекою Дунаем,
Все ищет, все стонет: «Где фея?»
Но волны смеются: «Не знаем».

Но он закричал им: «Вы лжете!
Вы сами играете с нею!»
И бросился юноша глупый
В Дунай, чтоб найти свою фею.

Купается фея в Дунае,
Как раньше до Марко купалась;
А Марко уж нету... Но, все же,
О Марко хоть песня осталась.

А вы на земле проживете,
Как черви слепые живут:
Ни сказок про вас не расскажут,
Ни песен про вас не споют!
—М. Горький
26.06.18

Черный пиар в Серебряном веке

В 1910 г. пресса предала огласке возмущенное высказывание Льва Толстого о ничтожестве современной поэзии, где Толстой ссылается на несколько строк из книжки Северянина "Интуитивные краски": «Чем занимаются, чем занимаются… И это — литература? Вокруг — виселицы, полчища безработных, убийства, невероятное пьянство, а у них — упругость пробки…».

Вполедствии Северянин с удовольствие разъяснял, что стихотворение было сатирико-ироническим, но Толстой воспринял и истолковал его всерьез. "Об этом мгновенно всех оповестили московские газетчики, после чего всероссийская пресса подняла вой и дикое улюлюканье, чем и сделалa меня сразу известным на всю страну! — писал он в своих воспоминаниях.- С тех пор каждая моя брошюра тщательно комментировалась критикой на все лады, и с легкой руки Толстого… меня начали бранить все, кому не было лень. Журналы стали охотно печатать мои стихи, устроители благотворительных вечеров усиленно приглашали принять в них участие…".

 Хабанера II
Синьоре Za
Вонзите штопор в упругость пробки, -
И взоры женщин не будут робки!..
Да, взоры женщин не будут робки,
И к знойной страсти завьются тропки.
 
Плесните в чаши янтарь муската
И созерцайте цвета заката...
Раскрасьте мысли в цвета заката
И ждите, ждите любви раската!..
 
Ловите женщин, теряйте мысли...
Счет поцелуям - пойди, исчисли!..
А к поцелуям финал причисли, -
И будет счастье в удобном смысле!..
И. Северянин, 1909